Игорь Коломойский усиливает борьбу за свои бизнес-интересы на Украине

0
8

Бывший губернатор Днепропетровской области и экс-владелец «Приватбанка» Игорь Коломойский пошел на новый виток конфликта с киевскими властями. Пока президент Украины Петр Порошенко и его союзники развивают юридическое наступление на активы своего бывшего союзника времен «Евромайдана», сам Коломойский пытается отстоять свои интересы через местные и международные суды.

В январе бизнесмен и экс-губернатор Днепропетровской области Игорь Коломойский подал в суд против одесской телекомпании АРС, Национального банка Украины (НБУ), «Приватбанка», министерства финансов Украины, а также целого ряда медиакомпаний о защите чести и достоинства.

Бизнесмен утверждает, что эти структуры намеренно ведут кампанию по очернению его имиджа. Районный суд Одессы иск Коломойского принял и уже вынес ряд решений по обеспечению иска.

Параллельно с этим ширятся и претензии миноритарных акционеров «Укрнафты» (отстаивают интересы Коломойского) к Украине в Стокгольмском суде. Если в 2017 году миноритарии требовали от Киева $4,7 млрд, то сейчас — уже $5,4 млрд

Коломойский пытается отстоять и свое бывшее детище — «Приватбанк». Он утверждает, что национализация этой финансовой организации в 2016 году, которая началась с обострения конфликта между Коломойским и президентом Украины Петром Порошенко, прошла с нарушениями.

«Приватбанк» был создан в 1992 году Коломойским и его партнером по бизнесу Геннадием Боголюбовым. По официальным данным, в 2013 году в этом банке обслуживалось около трети всех совершеннолетних украинцев. До «Евромайдана» 2014 года Игорь Коломойский был известен на Украине, прежде всего, своими бизнес-проектами. Они сделали его вице-президентом Федерации футбола Украины, главным защитником интересов украинской еврейской общины (Коломойский построил в Днепропетровске крупнейшую синагогу в стране).

По информации СМИ, до революции «Евромайдана» большую часть времени Коломойский проживал в Швейцарии и США. Тем более неожиданным было его решение о принятии приглашения Петра Порошенко стать губернатором Днепропетровской области в марте 2014 года.

«Сменить виды Женевского озера на пребывание в воюющей стране — далеко не каждый решится на такой поступок», — заявил политтехнолог Дмитрий Мельников.

Коломойский не просто формально взял на себя руководство регионом, но и прославился целым рядом антироссийских заявлений. В июне 2014 года он предложил построить на границе с Россией двухметровую стену из колючей проволоки, а чуть позже потребовал передать под его юрисдикцию районы Донецкой области, граничащие с Днепропетровской областью, с целью «ликвидировать сепаратистские движения».

Коломойский неоднократно заявлял, что имущество олигархов, которые поддерживают Россию, а также самопровозглашенные ДНР и ЛНР нужно национализировать и раздать участникам украинской «антитеррористической операции» (АТО) в Донбассе.

В том же 2014 году Коломойский взял на себя финансирование целого ряда добровольческих батальонов, принимающих участие в АТО — по сути они стали «частными армиями» тогдашнего губернатора Днепропетровской области, которые не только воевали на Донбассе, но и, по данным СМИ, занимались рейдерскими атаками по всей стране. Тогда Коломойский был нужен новым киевским властям: они были готовы на любые меры для удержания контроля над Украиной.

Официальной точкой начала конфликта Коломойского с Порошенко стали события марта 2015 года, когда структуры, близкие президенту, при активной поддержке Верховной рады, попытались лишить днепропетровского губернатора контроля над «Укртранснефтью».

В ответ через два дня в «Приватбанке» были заблокированы счета всех предприятий, аффилированных с Порошенко. Произошедшее в банке объяснили техническим сбоем.

К концу марта конфликт из финансово-бизнесовой перешел в политическую плоскость, к нему подключился тогдашний руководитель Службы безопасности Украины (СБУ) Валентин Наливайченко, который обвинил должностных лиц Днепропетровской областной администрации в поддержке преступных групп. После обмена обвинениями между киевской властью и так называемой «днепропетровской группировки» Порошенко подписал указ об отставке Коломойского с должности губернатора. После своего увольнения бывший губернатор заявил об уходе из политики.

На какое-то время конфликт между Порошенко и Коломойским ушел в тень, проявляясь время от времени исключительно через призму столкновений между военнослужащими добробатов, официальными вооруженными силами и правоохранительными органами Украины. Но 19 декабря 2016 года Кабмин Украины сделал заявление о том, что 100% акций «Приватбанка» Коломойского переходят в собственность государства.

Специальные обращения к украинцам по этому поводу сделали и сам Порошенко, и премьер-министр Владимир Гройсман, и министр финансов Александр Данилюк, и руководитель Нацбанка страны Валерия Гонтарева. Впоследствии это спорное с юридической точки зрения решение было поддержано и Международным валютным фондом, и Европейским банком реконструкции и развития.

Как объясняла тогда Гонтарева, бывшие владельцы «Приватбанка» выводили выданные государством на докапитализацию банка деньги (речь идет о сумме 150 млрд грн, это около 300-310 млрд руб.) в виде кредитов фирмам, аффилированным с акционерами. От Коломойского потребовали вернуть эти средства до 1 июля 2017 года, но он отказался выполнять эти требования.

Как рассказал «Газете.Ru» политолог Петр Олещук, «решение о национализации „Приватбанка“ было связано не столько с убытками для государства, сколько с политикой.

По его мнению, скорее всего, после увольнения Коломойского с должности губернатора Днепропетровской области между ним и президентом были достигнуты договоренности: согласно им бывший банкир уходил из политики, а Порошенко не трогал его бизнес и активы.

»Но что-то, очевидно, пошло не так. Кто первый нарушил договоренности — неясно, но хрупкое равновесие было нарушено. В итоге «Приватбанк» был национализирован, активы арестованы, а Коломойский с высокой степенью вероятности начал финансировать акции протеста Михаила Саакашвили», — рассуждает Олещук.

Судебная война между Коломойским и украинскими государственными структурами началась в июле 2017 года. Иск в окружной административный суд Киева был подан от имени кипрской компании Triantal Investments, которой принадлежало 16,8% «Приватбанка».

По мнению истцов, национализация была проведена незаконно. Почти одновременно Коломойский подал иск в Печерский районный суд столицы с просьбой расторгнуть свой договор поручительства с Нацбанком по долгам «Приватбанка». Уже тогда целый ряд экспертов прогнозировали, что этот длительный судебный спор может быть решен не в пользу Украины.

Финансовый эксперт Алексей Кущ назвал процедуру национализации банка некачественной, которая стала «миной замедленного действия». По его мнению, чтобы выплатить инвесторам около полумиллиона долларов, банк нужно будет докапитализировать на 10-15 млрд грн (21-34 млрд руб.). Убытки «Приватбанка» по итогам 2017 года составили около 2 млрд грн (4,5 млрд руб.).

И даже если все существующие активы Коломойского (среди них — курорт «Буковель», сеть заправок и нефтехранилищ, здание телеканала «1+1» и другие активы) будут изъяты, все равно они не перекроют убытки государства после национализации банка.

Ситуация резко изменилась после того, как 20 декабря Высокий суд Англии принял беспрецедентное решение — по иску юристов уже национализированного «Приватбанка» были арестованы активы Коломойского и Боголюбова по всему миру на сумму более $2,5 млрд Коломойский пока отказывается признать свое поражение. «Это временный арест на время рассмотрения дела в суде», — объяснил он журналистам.

Украинский политолог Игорь Петренко рассказал «Газете.Ru», что амбиции Коломойского, не могут быть удовлетворены без влияния на политические процессы в стране. «Не секрет, что он вкладывался в движение Михаила Саакашвили, вел работу с другими оппозиционными силами. Поэтому иск — это, скорее всего, соответствующий ответ администрации президента. Здесь не столько важен результат, а, скорее, это инструмент давления для различных политических торгов», — считает эксперт.

«Арест активов Коломойского — это сигнал всем олигархам Украины, включая Ахметова, Фирташа, Косюка, Тигипко и других, а главное президенту-олигарху Порошенко, что Запад может сделать с ними, все что хочет», — написал в фейсбуке политолог Виктор Небоженко.

Как сообщил «Газете.Ru» источник, знакомый с ситуацией в администрации президента Украины, «Порошенко искренне ненавидит Коломойского, в том числе за его влияние на события 2013-2014 года».

«Он категорически не хочет делить с бывшим банкиром свой успех по захвату власти в стране, — утверждает собеседник издания. — Но в тоже время президент очень опасается медийных ресурсов Коломойского.

Бизнесмену не только принадлежит крупнейший телеканал на Украине, но он еще и обладает набором компромата на ключевых политиков в стране. Отсюда такая борьба между президентом и Коломойским — давление то усиливается, то ослабевает».

Источник добавил, что инициатором идеи взыскания денег с Коломойского за растрату кредитов «Приватбанка» стал нынешний министр финансов Украины Александр Данилюк и западные партнеры Украины.

«Порошенко, вероятно, будет использовать ситуацию, чтоб еще больше поднять цену своей поддержки в торгах с Коломойским», — считает собеседник «Газеты.Ru».

По его информации, в ноябре 2017 года Коломойский встречался в Европе с министром внутренних дел Украины Арсеном Аваковым и генпрокурором Юрием Луценко. Итоги их встречи неизвестны, но по каким-то причинам давление на бывшего банкира только усилилось. Это также совпало с так называемым «МихоМайданом» — акциями протеста под руководством бывшего губернатора Одесской области Михаила Саакашвили в Киеве.

По мнению политтехнолога Дмитрия Мельникова, «Коломойский сейчас держит удар и демонстрирует поразительную выдержку».

«Идти сейчас на уступки Порошенко Коломойскому нельзя. Тогда он лишится значительно большего, чем денег и бизнеса», — считает он. 4 января 2017 года Киевский районный суд Одессы запретил юристам «Приватбанка» судиться с Коломойским в украинских и заграничных судах и заблокировал судебный аудит банка. Но это еще далеко не последняя точка в истории противостояния.